gargantya: (Default)
 Причины появления широкополых шляп


Вот такая версия, если она и не совсем уж точная, то что то в ней наверняка есть ! Как вы думаете ? Почитаем …


В статье одного из журналов была фраза : «В Париже был принят новый закон, разрешающий-таки выливать помои из окон, прежде трижды прокричав: «Осторожно! Выливаю!»  Тех, кто оказывался внизу, спасали только парики».


Эта фраза может вызвать два вопроса: точно ли именно парики спасали, и откуда и зачем эти самые парики взялись. Журналист здесь неточен: сразу после того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, после чего жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: «Берегись!», парики еще были не в моде, прикрывались люди капюшонами. Только позже, когда капюшоны стали считаться уже плебейством и ушли к шутам, знать стала переходить на парики. С выливанием же нечистот из окон в Париже ничего не менялось на протяжении веков — бороться с этим славным обычаем начали лишь в 1780 году (впрочем, Робер Бюрнан указывает, что и к 1830 г. с выливанием помоев ничего не изменилось).


«Заметное распространение шляпы получили с конца XVI века. Широкополые шляпы, которые носили роялисты в Великобритании и мушкетеры во Франции в XVII веке, могли произвести впечатление, но не были практичными». (журнал «Ателье» №5, 2002 г.)


Так забывается история :-) Действительно ли широкополые шляпы были так не практичны, или, как обычно, причины их появления просто приятней не вспоминать?




Явно, что дорогие и с трудом отстирываемые парики не были призваны служить защитой от льющихся сверху помой и фекалий. Наоборот, нужна была защита самих париков от такой напасти. Услуги парикмахера, изготовлявшего парики, стоили дорого. Профессия стала модной — в одном Лувре цирюльников было 5000 душ. Прачка обходилась дешевле, но в отсутствие «волшебного просто Тайда» и других стиральных порошков, отмыть дерьмо от парика было сложновато. Для предотвращения проблем иногда использовался мешочек для волос (Haarbeutel) — в эпоху правления Людовика XIV длинные волосы (собственные или парик) вкладывались в длинный мешочек из тафты, украшенный лентой или розеткой. Мешочек предохранял волосы от «внешних воздействий», а одежду — от пудры и муки в прическе. Но мешочек надевать долго, да и для парадного туалета он, естественно, не использовался.

Греки до христианства шляпы (а-ля Гермес) только в путешествия надевали (или на полях, от солнца), а древним римлянам венков на голове было достаточно. В раннем средневековье вообще без полей обходились, чепец такой носили, типа буденовки — наследник классического фригийского шерстяного колпака.


Широкополые же шляпы стали носить роялисты в Великобритании и мушкетеры во Франции, то есть там, где дерьмо больше всего и выливали. Цилиндры с узкими полями — это изобретение сельских английских джентльменов. Им там на голову ничего не капало. А в ассоциируемых с образом лондонца котелках в начале XIX века красовались только английские лесники! (Опять же, в лесу дерьмо с неба не падает).


Лишь к 1850-му году этот головной убор попал в город.  Здесь и возникновение «реверанса» (манера поклона) понятно.


В средневековой европе, к исполнению реверансов и поклонов относились с особым вниманием и в придворном обществе был учитель танцев, он же преподаватель изящных манер, реверансам обучающий. Что реверанс, или поклон, сопровождался снятием головного убора. Из энциклопедии : «Реверанс — почтительный поклон. Его характер зависел от формы и покроя одежды. Особое внимание в поклоне уделялось умению кавалера обращаться со своим головным убором. Он снимал шляпу перед поклоном и приветствовал даму».  Реверанс был «не только приветствием, но и танцевальными фигурами, которые придавали бальной хореографии черты торжественного величия».  Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать обосранную вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы.


Вспомните, как тот самый первый скромняга-мушкетер (или кто он там был), который так поразил некую встретившуюся ему Даму, изогнувшись в танце-поклоне и ловко спрятав за спину свою шляпу, на которую только что вылил свою «ночную вазу» сонный бакалейщик со второго этажа. На вопрос удивленной Дамы наш Кавалер совершенно честно ответил: — «Это я из великого уважения к Вам!». Дама была поражена и рассказала о таком рыцарском отношении подругам. Те в свою очередь стали требовать аналогичного от своих кавалеров. Очень скоро уже мало кто понимал, зачем все это. Если же во время исполнения ритуала незадачливого кавалера совсем некстати кусали блохи, то па становились совсем замысловатыми, что и придавало реверансу те самые «черты бальной хореографии». Действие стало Традицией, и теперь мы на полном серьезе читаем о том, какой «величественностью и строгостью отличались реверансы и поклоны XV века».


Можно было бы не постулировать  так однозначно, что «черты бальной хореографии» реверансу обязательно придавали блохи. Могли также быть и другие причины. Например, тот же упомянутый понос. Если не вовремя приспичит, то и не так станцуешь…


Что же касается того, откуда вообще взялись парики, то тут додумывать уже почти ничего не приходится, это и так давно известно.


Законодателем такой средневековой моды являлся сифилис.

В Средневековье города косила не только чума, холера и эрготизм, но и сифилис, любимое заболевание католической церкви, справедливо теперь иногда называемый «чумой Средневековья». Оспа, цинга и проказа нанесли относительно меньший вред. В Средние века католической церковью были объявлены грехом все половые отношения, не направленные на рождение детей. Однако это не помогло верхушке церковной конфессии — сифилисом страдали три Римских Папы:

Александр VI (1431 — 1503),

Юлий II (1443 — 1513),

Лев Х (1475 — 1521).

В 1530 году итальянский врач Д. Фракасторо порадовал любителей изящной словесности поэмой «Сифилис, или Французская болезнь». Считалось, что болезнь распространилась благодаря легкомысленным французам. Сифилисом переболело в то время почти все население южной Европы, от святых отцов до уличных нищих. Успешное применение ртутных препаратов для лечения столь распространенного в то время сифилиса принесло особую славу Парацельсу.


Немецкий историк-эпидемиолог профессор Г. Гезер, чей двухтомный труд «История повальных болезней «был переведен на русский и издан в С — Петербурге в 1868 году впервые обратил внимание на сифилис и другие болезни, как основу коренного изменения в поведении людей — например на то, что сифилис ХVII -XVIII веков стал законодателем мод. Гезер писал, что из-за сифилиса исчезала всяческая растительность на голове и лице. И вот кавалеры, дабы показать дамам, что они вполне безопасны и ничем таким не страдают, стали отращивать длиннющие волосы и усы. Ну, а те, у кого это по каким-либо причинам не получалось, придумали парики, которые при достаточно большом количестве сифилитиков в высших слоях общества быстро вошли в моду и в Европе и в Северной Америке. Сократовские же лысины мудрецов перестали быть в почете до наших дней.


Не только кавалеров коснулась эта проблема, лысины появлялись тогда не только у них, но и у дам. И отнюдь не по причине мудрости последних. Но и эти лысины умело прикрывались париками. От слова парик, сходно зазвучавшего на всех европейских языках (perruque — франц., parrucca — итал., perücke — нем. и т.д.), родилось и название тех, кто эти парики делал — парикмахеров. Цирюльники ценились, и не только севильские. Эта профессия стала одной из самых высокооплачиваемых в мире. Поэтому разбогатевшие цирюльники наравне с виноторговцами становятся владельцами доходной недвижимости:


«Вплоть до XVIII века меблированные комнаты в Париже (их держали виноторговцы или цирюльники) – грязные, полные вшей и клопов – служили прибежищем публичным женщинам, преступникам, чужеземцам, молодым людям без средств, только что приехавшим из своей провинции…»

(Ф. Бродель. Структуры повседневности. Возможное и невозможное. Т.1. – М., 1986. – С. 298.)


Те, кто был не болен, стали отращивать и показывать свои волосы — в эпоху позднего средневековья даже замужние женщины начинают открывать волосы, укладывая их соответствии с модой того времени.


Дело, вероятно, также не только в отношениях кавалеров и дам, а и в том, что в средневековье к «нечистым» относили страдающих не только проказой, но и многими другими заболеваниями, тем же сифилисом, например. А «нечистого» могли и вообще из города изгнать, даже поставив диагноз по ошибке — столь распространенный сифилис для врачей средневековья играл такую же роль, как ОРЗ для врачей советских. При любых сомнениях ставили диагноз сифилиса, следуя правилу «In dubio suspice luem»

(«В сомнительных случаях ищите сифилис»). Как тут без парика?


Это сейчас, на вопрос: «Что делают в парикмахерской?», любой ребенок ответит: «Стригут волосы!», удивляясь неосведомленности взрослых. Но тогда, когда сифилис вместе с сопутствующем облысением распространился и в Англии, семантика названия была вполне понятна: ведь не «haircutter» — «подстригатель волос» — назвали цирюльника, а «hairdresser» — «одеватель волос». Так в Англии появились те самые парики, которыми, как славной и древней Традицией, гордятся поныне судьи и лорды.


Широкие же народные массы же о сифилисе знают мало, слышали только краем уха. Тот же историк Иштван Рат-Вег в книге «Истории человеческой глупости» приводит такой пример народной грамотности:


«Другой отец требовал назвать его новорожденную дочь Сифилидой. Перепуганный чиновник старался убедить его, что речь, может быть, идет о Сильфиде? Но тот настаивал на Сифилиде, что, дескать, имя он слышал, что оно ему нравится. Конец спору был положен тем, что ему предъявили закон об именах от 1803 года и просьбу его отклонили, ибо ни в каком календаре такое имя не встречается, а исторических личностей с таким именем не было».


То что не волновало древних греков — боязнь стать лысым — давно существует уже на подсознательном уровне, борьба с облысением и ныне — доходный бизнес. Например, в Юго-Восточной Азии облысение, достаточно редко сейчас встречающееся, считается большой неприятностью и ассоциируется с каким-то заболеванием. Сейчас никто не помнит, с каким именно, просто существует народное мнение: если лысой — то больной. Но тогда, когда в ЮВА появились первые лысые европейцы — колонизаторы, связь была наглядной. Они женились на местных красотках, те умирали со временим вслед за европейцем, в памяти народа это осталось.


Те, у кого еще сохранились свои волосы, их, естественно, не мыли, а посыпали мукой. Или пудрой. Представьте себе, что должно было делаться в давным-давно немытых волосах, если их постоянно посыпать мукой. А прусские косы, смазываемые салом?! Не удивительно, что при описанной выше средневековой гигиене, в громадных прическах средневековых благородных дам нередко обнаруживали мышиные гнезда — дама могла месяцами не мыть голову, пока мода на прическу держалась. Ну а уж блохи на Прекрасных Дамах жили перманентно.


 


 
gargantya: (Default)
 Костюм обитателей усадьбы.

 







Костюм помещика говорит в первую очередь о том, каким он сам хотел себя видеть. Деревня давала возможность снять с себя обязательный для службы мундир и проявить свои индивидуальные вкусы, личные пристрастия. Тем не менее, набор вариантов костюма был и в деревне достаточно узок. Помещик мог вообразить себя хоть Байроном, хоть индийским раджой, но он должен был считаться с тем, что он, во-первых – дворянин, во-вторых – дворянин не служащий, и в-третьих – живущий на виду у своих соседей и собственных крестьян. Выбор костюма предполагал выбор определенной роли, или, если хотите, образа жизни, определявшегося сочетанием того, что он хочет делать, и того, что он может себе позволить.






Представим пока один из таких образов: отставной офицер. Слова «деревня» и «отставка» в то время были почти синонимами.



Лучшие молодые годы дворянин посвящал службе, чаще всего военной. Жизнь в деревне после женитьбы и выхода в отставку могла выглядеть только как воспоминание о золотых годах ушедшей бурной молодости, несмотря на то, что таких лет службы могло быть пять-десять, а остальные тридцать-сорок – отставка и деревня. Отсюда один из типичных костюмов той эпохи – мундир того полка, в котором помещик когда-то проходил службу. Например, помещик А.С. Лихарев всю жизнь носил один и тот же костюм – ополченский мундир своего полка в конной дивизии Измайлова, состоящий из просторных шаровар и казакина с оранжевым воротником. Другой помещик, отставной моряк Позднеев, ходил в «мундирном сюртуке» морского покроя.

 









Нежелание расставаться с мундиром можно объяснить еще и тем, что для многих с отставкой заканчивался период их официальной значимости, которую давал крупный чин в России, и костюм должен был напоминать окружающим о том высоком ранге, в котором находился когда-то его обладатель. С.П. Жихарев, описывая своего деда, бригадира князя Гаврила Федоровича Барятинского, отметил, что тот всегда ходил в светло-зеленом сюртуке с красными лацканами и обшлагами. И в «Мертвых душах», в доме Коробочки висел портрет: «писанный масляными красками какой-то старик с красными обшлагами на мундире, как нашивали при Павле Петровиче». Бригадир – ранг не высокий, пред-генеральский, но это высшее достижение князя Барятинского на службе – чин, видимо, полученный именно при императоре Павле. И старик помещик своим костюмом постоянно напоминал окружающим о своем бригадирстве.



Зеленый (а точнее – бутылочно-зеленый) мундир с красным воротником и обшлагами – это цвета московского дворянства и его ополчения. Поэтому каждый дворянин, записанный в родословную книгу Московской губернии, мог при желании носить такой мундир. Но это совсем не то – здесь нет памяти о прошлой службе, этот мундир сам по себе ничего не выражает. Другое дело, когда цвета наполняются знаковым смыслом, как в костюме богатого помещика генерала Н., описанного в воспоминаниях М.Н. Макарова. На генерале «богатый гродетуровый зеленого цвета халат, украшенный знаками отличия», зеленый картуз с красными опушками и отороченный галунами, белый колпак под картузом. В этом костюме каждая деталь – «говорящая»: и дороговизна ткани и галунов, и цвета (зеленый с красным), и знаки отличия, украшающие не мундир, а халат и колпак, и даже «малиновый Ост-Индийский носовой платок», который генерал держит в руке.



Халат и колпак – приметы еще одного образа помещика, распространенные даже более, чем мундир. Халат XVIII–XIX века – деталь гардероба (пришедшая к нам с Востока) из того же ряда, что мундир, сюртук или фрак: при том, что остальные детали костюма более-менее постоянны, именно замена мундира на фрак или сюртука на халат означала перемену места и формы жизни. Генерал-майор в отставке граф М.А. Дмитриев-Мамонов, которому не долго пришлось служить, любил выходить к своим крестьянам в «парадном мундире с брильянтовым эполетом и всеми имевшимися у него регалиями». Это был человек со странностями, побывавший в сумасшедшем доме, но и он красовался в парадном мундире только иногда по праздникам. Потому что неудобно в домашней обстановке ходить с брильянтовым эполетом. Халат был естественной формой домашней одежды дворянина. В нем занимались хозяйственными делами. М. Вильмот, описывая деревенский наряд Е.Р. Дашковой (подруги Екатерины II и в прошлом президента Российской Академии) выделяет две детали: нечто вроде халата и мужской ночной колпак на голове.



Халат оттенял, подчеркивал домашность жизни, ее частный, внеслужебный характер. И одновременно с этим халат противопоставлялся сюртуку, а позднее фраку как деталям светского, городского костюма. В городе, выходя на улицу, дворянин должен был, в ту эпоху, надеть или цветной фрак шерстяного сукна с синими панталонами, или длинный сюртук с отложным воротником и панталонами в обтяжку, имея на ногах сапоги до середины икр, а на шее – несколько платков, завязанных бантом. А вот помещик Евтих Сафонов у себя в Крестово и дома, и на улице ходил в «телесного цвета халате и туфлях», поскольку это было его село и его дом.

















Халат подчеркивал достоинство частной жизни и ее домашний характер в самых разнообразных ситуациях. Например, один из старейших и самых уважаемых помещиков в округе, Ф.Н. Тютчев, созвал 50 гостей на званый обед и председательствовал за столом в халате и ночном колпаке, подчеркивая тем самым свое особое, величественное положение, по отношению к гостям, которые, конечно должны были приезжать к нему в дом в сюртуках и фраках. Колпак был столь же важной деталью домашнего костюма, как и халат – он позволял не делать прическу, то есть вольно себя чувствовать в деревне. Колпак всегда в паре с халатом, он всегда белый, но при этом может быть шерстяным, «бумажным» (из хлопка) или даже из «пряжи козьего пуха», в зависимости от времени года, возраста и привычек помещика.



Некоторые помещики, не желая в своей деревенской жизни носить мундир, отвергали и халат, как признак лени и беззаботности. В этом случае им приходилось придумывать себе костюм, который был бы удобен для дела (например, для частных поездок), выглядел бы достаточно официально, и в то же время не терял своего домашнего характера. Лавр Львович Демидов носил в деревне серый фрак, узкие панталоны и сапоги с «английскими раструбами», дополняя этот костюм курткой серого сукна и круглой шляпой для верховой езды. Граф Д.П. Бутурлин и летом, и зимой ходил в «длиннополом широком сюртуке толстого белого пике с такими же пуговицами», а суконный сюртук надевал только для поездок в город. И в том, и в другом случае деревенский костюм получался путем снижения образа официального светского костюма: серый цвет одежды вместо цветного, толстый дешевый и тоже однотонный материал вместо дорогих тканей.















Женский усадебный гардероб формировался совсем иначе. Женщины не служили (кроме придворной службы) и не носили форму. Правда, иногда по бедности вдова могла донашивать некоторые вещи из гардероба мужа, например шинель, как это делала помещица Елизавета Сергеевна Неелова. Обычно же в женском гардеробе было гораздо больше светских мотивов, почти отсутствовавших у мужчин, живущих в деревне.



Помещица, даже живя большую часть времени в деревне, имея солидный возраст (лет 35–40) и замужних дочерей, все равно следила за модой и обновила гардероб. В. Титова, выйдя замуж и живя в Москве, пишет матери и сестре в деревне 3 ноября 1795 г.:



«Пишите вы, чтоб уведомить вас о московских модах; то скажу вам, моя жизнь, на оное первое, что головные уборы очень не хороши, наколочки самые низенькие и немудреные, гирлянды ленточки накалывают, волос почти не чешут, причесывают одни только локоны, а передние вынут из бумажек, да только расчешут и наденут какой-нибудь лоскутик – тут и весь наряд. Платья на всех круглые и лифы короткие… А еще носят платья: атласный короткий лиф с белыми рукавами и к лифу надевают белую юбку, лино или кисейная, а вместо кушака к юбке пришьют широкий рубец… и в него вдевают ленту, которую назади надо завязывать бантом…»













В то же время в «деревенском» женском костюме предпочтительна была простота. Вполне применимы были домотканые материи, в особенности для барышень: незамужних девиц и подростков. Самый распространенный тип платья – капот: широкое, свободное, по своему покрою напоминающее халат.



В зависимости от средств помещицы, времени года и личных вкусов капот шили из ситца, коленкора, тонкого шерстяного сукна (шелона) или камлота – плотной шерстяной ткани с примесью шелка или хлопка. Зимние платья «подбивались ватой». По моде рубежа веков платья, носовые платки и воротнички вышивались гладью. Обязательным дополнением к платью, капоту или юбке с блузкой был платок: «из тонкой аглицкой бумаги (хлопка)» или «Ост-Индийский» – шелковый. Платок накидывали на плечи. По свидетельству М. Вильмот из ее писем 1803 года, «все носят шали, они в большой моде, и чем их больше, тем больше вас уважают». Огромные шелковые платки – шали – одним концом оборачивали вокруг руки, другой, спадая с плеч, доходил до земли. Шали, столь же модные кружева и вышивки, делали переход от домашней одежды к светской легким и почти незаметным.



"Во вкусе умной старины..."







 
gargantya: (Default)
 Мантилья  

 


Мантилья в XIX веке



Давно уже хочу вам рассказать об ещё одном модном женском аксессуаре XIX века — мантилье. Как пишет Р.М. Кирсанова в своей замечательной книге «Розовая ксандрейка и драдедамовый платок»: «Мантилья — кружевная накидка, покрывало, заимствованное европейской модой у испанского национального костюма в начале XIX века».



Мантильями (исп. mantilla, от лат. mantellum — покрывало, покров) называли не только кружевные накидки, но и любую другую короткую одежду, отделанную кружевами.



 



Мантилья в XIX веке 


Мантилья в XIX веке



Есть версия, что на увлечение в Европе мантильями повлияла опальная испанская королева Изабелла II (1833—1868).



Мантилья в XIX веке



Сначала она активно популяризировала мантилью у себя в Испании среди знатных и придворных дам. После свержения королевы, ношение мантильи было женским знаком протеста против короля Амадея I Савойского и его супруги Марии Виттории. Это событие так и называется «заговор мантилей» («La Conspiración de las Mantillas»). Из Испании мода перекинулась в Европу.



Мантилья в XIX веке



Одним из самых популярных видов кружева для изготовления мантилей, было чёрное кружево шантильи.



Мантилья в XIX веке



Нежнейшее кружево получило это название по имени французского города, в котором его производили. Шантильи плетутся из шёлка (хотя сегодня бывают и из синтетики), и представляют из себя тончайшую сетку, на которой, словно нарисованные тушью и пером, располагаются изящные цветочные узоры (бывают и другие, но флоральные мотивы – самые распространённые).



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



К 1840 году эти кружева достигли вершины своей популярности, хотя к этому времени почти все шантильи уже привозили из Бельгии, где их производство стоило дешевле.



Мантилья в XIX веке



Снова полюбили мантильи из шантильи в 1860 годах. Связано это было с тем, что к тому времени их научились делать машинным способом, поэтому они были достаточно большими по размеру и доступными по цене.



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



В середине XIX века, по контрасту с традиционно чёрной, стала популярна мантилья белого или золотистого цвета.



Мантилья в XIX веке



Чаще всего её носили как дополнение к бальным или летним платьям.



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Белые мантильи чаще всего делали из кружев под названием «блонды» (от франц. blonde – золотистая, рыжеватая, русая, белокурая).



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



У меня название этого кружева ассоциируется именно с золотистым цветом, что не грешит против истины, поскольку, сначала блонды белали из шёлка-сырца и оно было как раз золотистое.



Мантилья в XIX веке



В XVIII веке блонды научились делать чёрного и других цветов.



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Главными центрами их производства были французские города Канн, Байе, Руан.



Мантилья в XIX веке



Это кружево изготавливается из двух видов шёлка, его отличительной чертой является фестоновый край, так называемый «puntas de castañuela» («зубцы кастаньет»).



Мантилья в XIX веке



Тонкое полотно блондовой мантильи делается из матового шёлка, по которому, чаще всего, блестящим шёлком, вышиваются стилизованные цветы (La técnica blonda bordana o encaje granadino).



Мантилья в XIX веке



Это не мантилья, а блондовая вуаль. Зато на этих фото хорошо видна техника изготовления этого кружева.



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Получается красивый эффект, который у нас с вами и ассоциируется с испанскими кружевами: по тончайшему тюлю разбросаны большие, плотные цветы.



Мантилья в XIX веке



Мантилья в XIX веке



Сегодня мантильи — это национальный, свадебный или религиозный женский головной убор. Хотя многие модные дизайнеры время от времени пытаются возродить к ней интерес у широкой общественности.



Мантилья в XIX веке

Lacroix



Мантилья в XIX веке

Lacroix, Alexander McQueen



Мантилья в XIX веке

Comme des Garcons

 
gargantya: (Default)
 Русская женщина XVIII века: внешний облик.

 


    



Парадные головные уборы делали из цветов и лент. Очень популярны в то время были шляпы-чепцы. Их изготавливали из белого батиста или кисеи и отделывали черной бархатной или цветными атласными лентами. Чепцы носили тогда везде — и дома, и на балу. В 80-е гг. вошла в моду шляпа шарлотта из плиссированных батистовых оборок с мягкой тульей и отделанная цветными лентами и перьями. Прически в большинстве случаев делали из собственных волос с добавлением шиньонов и локонов. На протяжении века они изменялись от низкой к очень высокой, но в том и другом случае посередине головы делали квадратную буклю, от нее шли по сторонам косые крупные букли, позади делали локоны из шиньона. Нарядная прическа была с двумя или несколькими туго завитыми длинными локонами, которые располагались горизонтальными рядами, спускались за ушами и свисали до плеч. На лбу завивалось несколько маленьких локончиков. Она называлась фонтанж — по имени фаворитки Людовика XIV — Анжелики Фонтанж. К этой прическе привешивали широкую накрахмаленную оборку или надевали чепец, который создавал впечатление опрятности и освежал лицо.





Неизвестный художник. Портрет Н. В. Майковой. 1780 г.



 


      Во второй половине XVIII в. прически выросли в высоту, являя собой целые сооружения из лент, цветов, перьев. Высокие прически делали с помощью жира, помады, булавок, страусовых перьев. На высокую прическу водружали корзинки с фруктами или рога изобилия. Особенно популярной была прическа фрегат — нагромождение из волос в виде парусного корабля в верхней части головы. Такую прическу не разбирали несколько дней, во время сна пользовались подголовниками, которые давали возможность держать прическу на весу.





Неизвестный художник. Портрет А. А. Волконской



      Все прически в XVIII в. посыпали белой пудрой. М. И. Пыляев описывает специальные шкафы для припудривания причесок. Также пользовались специальным покрывалом — пудромантелем, закрывавшим платье. Только после припудривания в прическу вставляли наколки, цветы, перья, драгоценные камни. Другая модная прическа — Мария-Антуанетта — выполнялась на проволочном каркасе с валиками и чужими шиньонами и украшалась волнами шифона, перьями, драгоценностями. Внутри пространство прически заполнялось также батистовыми платочками или тонкой бумагой, чтобы особенно не утяжелять нагромождение.





Г. С. Островский. Портрет неизвестной женщины. 1777 г.



БЫТОВОЙ ЛЕКСИКОН






В России парикмахеры назывались «тупейными художниками», от слова «тупей». Тупей — это волосы надо лбом, взбитые и зачесанные назад и волосяную подушечку для увеличения объема прически. Ими часто становились крепостные. Иностранных же парикмахеров называли куафюрерами, так как прически в те времена именовались куафюрами.




      Высоту причесок обычно ограничивала высота кареты. Для того чтобы дама могла в ней разместиться и не повредить прически, в крыше кареты делали отверстие, из которого были видны локоны, перья и изящные «корабли». Прически задевали двери и люстры. Сальные парики, толстый слой грима, никогда не стиравшаяся одежда и костяные палочки для чесания блох и вшей — вот реалии того времени.





И. П. Аргунов. Портрет А. П. Шереметевой. 1777 г.



      XVIII в. по праву считается веком философов, косметики и революции. Косметика также употреблялась в вычурных, неестественных формах. Дамы покрывали лицо свинцовыми белилами, поскольку бледная кожа считалась признаком аристократок. Умывались далеко не каждый день, чтобы сохранить макияж. Губы красили ярко, румянились. Популярными были молочные и земляничные маски. Пудру изготовляли из пшеничной или рисовой муки с добавлением красителей — розового, палевого, серого. Пудрили лицо кисточками или мехом.



 



Пудреница. XVIII в.

Флакон. 1767 г.



XVIII в. предпочитал нежные цветочные запахи, например запах розового масла или душистой цедры. Духи тогда были предметом роскоши. Первые композиции духов делали на основе лаванды. В век табака, который жевали, курили и нюхали, использовалось свойство лаванды — нейтрализация неприятных запахов. На основе лаванды и розмарина, настоянных на виноградном спирте и выдержанных в дубовых бочках, делали так называемую кельнскую воду (Eau de Colon). Прекрасный пол был обязан иметь табакерку. Нюхали табак, который заглушал все остальные запахи. 

      Красавица того времени никогда не выезжала в свет без коробочки с мушками (от фр. mouch — муха). Ими именовали специальные кусочки пластыря из тафты или бархата, которые подчеркивали белизну лица и являлись инструментом кокетства. Они были разной формы — от простого черного кружочка в форме родинки до полумесяца, амурчиков и даже силуэта кареты. Форма мушки и ее расположение имели строго определенное значение, язык мушек рассказывал о женщине то, чего она не могла говорить прямо. Все мушки на правой стороне лица говорили о том, что девушка свободна, а на левой, что она занята. Мушки сажали на те места, где они контрастировали с чистым лбом, безупречно гладкой кожей, стройной шеей или алебастровым декольте. 

      Необходимым в туалете дамы были блошиные ловушки. Носили их на ленте, на груди. Их изготавливали из слоновой кости или серебра. Они представляли собой трубочки с множеством дырочек, снизу глухих, а сверху открытых. Внутри они намазывались медом, сиропом или липкой жидкостью. Ловушки могли быть и стеклянными пузырьками, устроенными так, что блоха, попав внутрь, не могла выпрыгнуть обратно. Для приманки блох на дно наливали несколько капель крови.





Табакерки «Раковина» и «Виноград». 1750 г.

Баночка для помады. 1767 г.



Строкой источника






Екатерина II. «Записки» 

«Я прошла, не останавливаясь, через всю галерею и вошла в покои, которые составляли другую половину, я встретила императрицу Елизавету, которая мне сказала: «Боже мой, какая простота! Как! Даже ни одной мушки?» Я засмеялась и ответила, что это для того, чтобы быть легче одетой. Она вынула из своего кармана коробочку с мушками и выбрала одну из них средней величины, которую прилепила мне на лицо».




      Аристократкам была присуща страсть к драгоценностям. В описях имущества драгоценности занимали второе место после икон. В XVIII в. модными считались ювелирные изделия с крупными камнями: алмазами, сапфирами, изумрудами, рубинами, бриллиантами отделывали табакерки, застежки, пряжки, пуговицы и др. Броши и серьги делали в виде бантов, так как бант считали почетным атрибутом. Брошь такого типа называли бант-склаваж (от фр. esclavaqe — в неволе). Его носили либо на поясе — на корсаже, либо на шее — на широкой бархатной ленте. Модными стали наборы украшений — парюры (от фр. parure — убор, украшение). Большая парюра включала до 15 предметов драгоценностей, ее надевали ко двору, малая — всего три и употреблялась в обычном быту. Они включали броши, диадемы в виде гирлянды цветов и пары серег. Жемчуг употреблялся при нарядном платье обязательно, без него считалось постыдным показаться в собрании. Для усиления блеска бриллиантов, изумрудов и других драгоценных камней под них подкладывали цветную фольгу. От этого камни приобретали цветную окраску.





Табакерка графини М. Е. Шуваловой. 1750 г.

Мушечница. XVIII в.



      Серьги в XVIII в. изготавливали с квадратными и трапециевидными подвесками с драгоценными камнями в глухих гнездах, с крупными сверлеными жемчужинами и камнями-подвесками. Популярны были формы серег в виде розетки с драгоценными камнями или грушевидные с бантом. 

      В дорогих кольцах преобладали граненые рубины, изумруды, бриллианты в высоких ажурных гнездах, веточках-щитках, алмазные цветки-розетки, крупные граненые аметисты в обрамлении алмазов. В дешевые кольца вставляли цветные стекла. В конце века в моду вошли кольца с миниатюрными портретами на эмали и силуэтами под стеклом различной формы. 

      Заколки делали в форме цветков. Их длинный стебель в своей верхней части завершался тонкой пружинкой: даже при самом легком движении головы цветки красиво покачивались, подвергая завистниц в неописуемый трепет.



ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ






Во Франции был выпущен атлас с обозначением мест наклеивания мушек и их значения. Мушка на губах с левой стороны означала кокетку, справа — влюбленность и страсть. Мушка у правого глаза означала тиранию, у левого - галантность. Наклеив мушку посередине лба, женщина указывала на свое величие, хладнокровие, а на нос - наглость и бесстыдство. Появившаяся на подбородке мушка означала шаловливость ее обладательницы, на ямочке щеки — веселость, в углу рта - охоту до поцелуев.






Серьги. Начало XVIII в. Бант-склаваж и портбукет



  



Шпильки и бант-склаваж.



 



Модные мелочи







В XVIII в. самой популярной женской вещью наряду с веером быт винегретка-ароматница, наполненная острыми, резкими бальзамами на основе уксуса. Светские красавицы использовали ее не только по своему прямому назначению, но и как средство выйти замуж. В этом случае винегретку прятали в интимные уголки своего наряда и притворялись упавшими в обморок. Кавалер стремился помочь даме и старался как можно быстрее найти винегретку с уксусом, чтобы привести ее в чувство. Считалось, что, обыскивая даму, он ее бесчестил и поэтому должен на ней жениться.



Строкой источника



 






И. Позье. «Записки придворного бриллиантщика о пребывании в России»

«Наряды дам очень богаты, равно как и золотые вещи их, бриллиантов придворные дамы надевают изумительное множество. На дамах сравнительно низкого звания бывает бриллиантов на 10—12 тысяч рублей. Они даже в частной жизни никогда не выезжают, не увешанные драгоценными уборами».




 



По необходимости дамы носили трость: она помогала сохранить равновесие, удерживая огромные прически. В рукоятке дамской трости находились флаконы с нюхательной солью, ящички с пудрой, мускусом, амброй, миниатюрные зеркала и коробочки с мушками. Могли даже спрятать в трость веер (от нем. Facher), который стал важным дамским аксессуаром. Его появлению способствовали причины утилитарного плана: хорошо натопленные печи, сотни зажженных свечей, дающих жар и духоту, отсутствие вентиляции в помещениях и целые рои одолевающих людей насекомых. Если купчихи обмахивались платком, то дворянки — веером. Веер в обществе, где не принято было много болтать, служил надежным способом общения между дамой и кавалером. Синонимы «махаться» и «амуриться» значили в то время «вести любовную игру». В первой половине века веер был иноземной диковиной, больше использовался как модная и утилитарная вещица. Остов (станок) делали из дерева или черепахового панциря, а экран (медальон) — из пергамента или шелка, на который гуашевыми красками наносили рисунок на китайские, галантные, мифологические и пасторальные сюжеты. В 1730-х гг. веера делали из цельного куска слоновой кости, полированной стали и кованой меди на перламутровой ручке. Веера второй половины XVIII в. чаще всего были шелковыми, расписными, иногда с нашитыми блестками, станки вееров были деревянными, черепаховыми, перламутровыми, из слоновой кости и инкрустированные золотом.



  



Веера 18 века.



 



Модные мелочи







 



Веер стал модной мелочью из-за возникшего языка общения. Открытым экраном модницы демонстрировали свое расположение, симпатию, а закрытым - несогласие, отказ, сомнение, огорчение. Закрытый веер стал обозначать также безразличие или конец беседы. Первоначально створки веера обозначали дни недели, что использовали при назначении свиданий и аудиенций. Три легких удара по четвертой створке означало свидание в четверг в 3 часа дня. Важно было все: какой рукой дама держит веер, какой стороной он повернут к собеседнику, каким концом подается кавалеру и к какой части тела прижимается. Верхний конец веера означал симпатию, нижний (ручка) - презрение, причем оборотная сторона всегда была для собеседника хуже лицевой. Прикосновение к уху обозначало подслушивание, к сердцу - симпатию, к ладони - недоверие, к наружной стороне руки - отказ в визите. Язык веера стал способом общения аристократии.



      Во второй половине века стал разрабатываться язык веера. При их производстве стала использоваться символика цвета и изображения на экране. Цвет подбирался к туалету, а также мог содержать некоторую информацию о статусе, возрасте, семейном положении и настроении его владелицы. Для разных случаев и периодов жизни использовали веера разного цвета. Белый цвет обозначал невинность, поэтому светлые и белые легкие веера из шелка с нашитыми на них ленточками носили молодые и незамужние дворянки. Веер светлого тона было принято носить в дневное время или дополнять им светлое вечернее платье. Вечером предпочитали веера в темных тонах. Днем выбирали веера с розами, амурами и нимфами, а вечером — с маками, ирисами и папоротниками. Корзина с цветами, соломенная шляпа и музыкальные инструменты — свадебные сюжеты вееров. Черный цвет показывал печаль, лиловый — смирение, их использовали в период траура. Красный цвет выражал счастье и радость замужней женщины, голубой — верность, розовый — любовь. Зеленые оттенки на экране обозначали надежду, пайетки (блестки под золото) — твердость дамы, серебро — скромность.



Источник. М.В. Короткова. Традиции русского быта . Энциклопедия.


 


 

 

Метки: история костюмаРедактировать метки

27-06-2013 18:15 (ссылка)  Добавить в избранное  Редактировать  Удалить 

Звездная художница Екатерина Рождественская

Звездная фотохудожница Екатерина Рождественская...

 

 







Екатерина Рождественская родилась в Москве. Папа - поэт Роберт Рождественский, а мама - литературный критик Алла Киреева. По специальности Екатерина - профессиональный переводчик художественной литературы с английского и французского языков. Она перевела более десятка романов.

С 1998 года начала заниматься фотографией. Как-то вместе с мужем, издателем Дмитрием Бирюковым, они были приглашена на вручение премии «ТЭФИ». Смотря на лица и роскошные туалеты звезд, она подумала, что некоторые персонажи напоминают ей знаменитые портреты и картины и так и просятся на холст. «Вот кого на обложку снимать надо!» - сказал Катин муж и поддержал ее творческую идею.




С 2000 года ее работы публикуются в журнале «Караван историй». К настоящему времени Екатериной сделано уже более 1800 работ. У нее есть 21 фотопроект. Среди них: «Частная коллекция», «Ассоциации», «Мужчина и женщина», «Реинкарнация», «Фотопробы», «Мечты детства», «Братья и сестры», «Родня», «Карты», «Натюрморты», «Классика», «Сказки» и многие другие. 

«На одной фотографии – это откровенный китч, и он имеет право на существование. В другом – стопроцентная схожесть. В третьем – это подгон человека под то, каким он хочет себя видеть, и наоборот. Поэтому проект уже хорош тем, что каждый воспринимает его по-разному. Нет никаких правил и условностей, потому что я придумала его под себя. Такой у меня взгляд на мир!» - Екатерина Рождественская. 

Она счастлива: любимая жена, мать троих детей, известная фотохудожница…


[more]


 


 


 




 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



 
 
gargantya: (Default)
 

Купальные костюмы 1940-х. Элизабет Тейлор и другие кинозвезды.

 



    

Некоторые модели купальных костюмов 40-х воспринимаются нами, как платья- сейчас запросто можно пройти в таких по улице.
К 40-м годам купальные костюмы сформировались почти до современного вида, стали распространяться отдельные купальники. Но они открывали только полоску над талией шириной примерно в ладонь. 
Трусики доходили до талии, до эпохи бикини оставалось почти 20 лет.



Эволюция купальных костюмов- от 1917 до 40-х:



---------------40-е годы--------------
========================================



40sClassic - Louis Reard 


vogue-1940s

1940


John Rawlings for Vogue (01 MAY 1945)



1946

-----------------------




Ice Cream Break, 1944


Formal Nudity Fashions photographed by Martha Holmes for LIFE Magazine, 1946. 









---------------Купальники----------------


A ruffled skirted panty and halter top. This photo is from the Met Museum archive. 


"бикини" 40-х
1940s Catalina hand-painted sateen swimsuit

-----------Комплекты для пляжа-40-е--------
========================================


Claire McCardell Swimsuit in Harper’s Bazaar 1942. Photographed by Louise-Dahl-Wolfe


LIFE Magazine - 1947





John Rawlings for Vogue (01 JUN 1941)


Cole 1943


--------------40=е--------------


may-1949









1940s Swimsuit



1946


Peggy Moran & Kathryn Adams 1940



Jane Greer wearing Catalina Swimwear 1948



Patricia Roc 1946




-----------------------

-------------Miss Toronto -1946-----------
======================================














http://barroom-philosophy.blogspot.ru/2012/04/beauty-history-1940s.html

-------------40--------




Skirted suits and bathing caps were all the rage in the 1940's .


1947




life




------------1940s surf girls----------
=========================================





1940s surf girls in their swimsuits


---------------Звезды-------

=========================


Grace Kelly in High Society 1956, Bendigo exhibition


------------Леопард и зебра--------------


Girl modeling "Cruise Wear Fashions." 1940, Photographer: Peter Stackpole
------------


За-за Габор
zsa zsa in zebra
-----------------


ММ???


Актриса Донна Дрейк с винтовкой на балконе своего дома в Лос-Анджелесе, 1942 г. (Peter Stackpole—Time & Life Pictures/Getty Images)


--------------------------

Ann Sheridan 1940’s.


Cyd Charisse



---------Elizabeth Taylor-40-50-е--
===============================================









Elizabeth Taylor 1946 














Clifford Coffin for Vogue, (1949).



НАЧАЛО:
==================


 





  
 

gargantya: (Default)
 Кокошники

 


Кокошник — старинный русский головной убор в виде гребня (опахала или округлого щита) вокруг головы, символ русского традиционного костюма

 



Красота из прошлого Руси.

  Константин Егорович Маковский (1839-1915) «Русская красавица в кокошнике»



 



 



 



132 (290x408, 42 Kb)  


 


 




 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


Кокошник представляет собой лёгкий веер из толстой бумаги, металлической ленты или венца, пришитых к шапочке или волоснику; он состоит из убранного начельника и донца, или же начельника и волосника, со спуском позади ленты. Основа изготавливалась из штофа и бархата, кумача на твердой основе из проклеенного или простеганного холста, картона. Сверху гребень украшали орнаментом: искусственными или живыми цветами, парчой, позументом, бисером, бусами, речным жемчугом (с XVI века добывался в озере Ильмень), золотыми нитями, фольгой, стеклом, у наиболее богатых — драгоценными камнями. Вышивкой золотными нитками часто покрывалась и затылочная часть.


 


 


Виктор Васнецов (537x699, 74 Kb)Имел матерчатое дно. Cзади


кокошник фиксировался с помощью лент. По краям кокошника могли быть пущены рясны (спадающие на плечи жемчужные нити), сам он мог быть обшит поднизью (сеткой) из жемчуга. При надевании кокошник обычно слегка сдвигали на лоб, а затылок закрывали позатыльником из холста с надставкой из малинового бархата, закрепленным с помощью тесемок. Поверх кокошников часто носили шелковые или шерстяные платки, плотно вышитые орнаментом из золотых и серебряных нитей — убрус; тонкое легкое покрывало, украшенное вышивкой, кружевом или позументом — фата, дымка, вуаль. Платок складывали по диагонали и закалывали под подбородком; длинное покрывало из кисеи или шелка закалывали под подбородком или спускали с вершины кокошника на грудь, плечи, спину.



Виктор Васнецов. Портрет В. С. Мамонтовой (в однорогом кокошнике)



Форма гребня в разных губерниях была различной: в Каргопольском уезде Олонецкой губернии кокошник делали в форме шапочки с вытянутым вперед очельем и лопастями, закрывающими уши.


 


На лоб спускалась поднизь из рубленого перламутра. Вологодский кокошник, называемый сборник, отличался многочисленными сборками над очельем. Архангельский кокошник имел жесткую овальную форму с обильным декором наверху и очельем, выступающим вперед и не имевшим дополнительных украшений. В Новгородской и Тверской губернии он был шлемовидной формы.

«Форма кокошников в разных регионах довольно разнообразна, как правило, она была обусловлена особенностями традиции укладывания волос, собранных в жгут или в две косы: вокруг головы, надо лбом, на затылке, на висках и т. д. Дополнениями и украшениями служили разного рода лопасти, обнизи, позатыльники и другие детали, значительно отличающиеся в разных регионах России, однако все они крепились на твердую основу — кокошник».


 (699x180, 20Kb)



Кокошники, слева направо: A — двурогий кокошник Арзамасского уезда Нижегородской губернии; B — однорогий кокошник, Костромская губерния; C — кокошник; D — кокошник, Московская губерния, Е — кокошник, Владимирская губерния, F — кокошник в виде цилиндрической шапки с плоским дном (с платком) G — Двухгребенчатый, или седлообразный, кокошник (вид в профиль)



Однорогий кокошник.. Обычно имели бисерную или жемчужную поднизь-сетку, которая прикреплялась к очелью и закрывала лоб почти до бровей. Были распространены в центральных губерниях Европейской России — Владимирской, Костромской, Нижегородской, Московской, Ярославской, — а также в губерниях, примыкающих к ним: Вологодской, Казанской, Симбирской, Пермской, Вятской.

Двурогий кокошник — кокошник, мягкий сзади с высоким твердым очельем в форме равнобедренного треугольника или полумесяца с опущенными вниз к плечам острыми или слегка закругленными концами. Размах очелья мог достигать порой 60 см.


 


 


 


 


 (290x409, 46Kb)


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


Княгиня Орлова-Давыдова на костюмированном балу 1903 года

 


 


 


Kокошник, сшитый в виде конуса с удлиненной передней частью. Украшались золотошвейной вышивкой или твердыми «шишками», сплошь унизанными жемчугом, располагавшимися по очелью. Шишки, согласно архаическим поверьям, олицетворяли культ плодородия.

Kокошник в виде шапочек с высоким очельем и плоским округлым верхом, украшенными золотошвейной вышивкой.

В виде цилиндрической шапки с плоским дном.Имели небольшие лопасти, прикрывавшие уши, позатыльник — полосу ткани на твердой основе, пришитую сзади, и поднизь — жемчужную или бисерную сетку, спускавшуюся на лоб до бровей или слегка приподнимавшуюся над ним. Платок закалывался под подбородком или, перекрещиваясь под ним, завязывался сзади на шее. Были распространены в северо-западных губерниях России: Олонецкой, Тверской, Новгородской. Кокошники первого и второго типа были известны и в Сибири, привезенные переселенцами. (478x600, 51Kb)




П. Барбье. Портрет молодой женщины в русском сарафане. 1817.



Однодворческий кокошник , получивший свое название по месту бытования у однодворцев Орловской, Тамбовской, Воронежской, Курской, Пензенской губерний, был близок к этому типу. Не имел пришивных лопастей, позатыльника и поднизи; изготавливался обычно из позумента, надевался на кичку. Его носили с налобником в виде узкой орнаментированной полоски ткани, завязывавшейся вокруг головы, позатыльником, закреплявшимся на шнурках на затылке. Вокруг кокошника, по его очелью, повязывался сложенный лентой платок, концы которого спускались на спину или закреплялись на темени, перекрещиваясь на затылке.

С плоским овальным верхом, выступом над лбом, лопастями над ушами и пришитым сзади твердым прямоугольным позатыльником. Был распространен в Каргопольском уезде Олонецкой губернии, на северо-востоке Новгородской.

Двухгребенчатый, или седлообразный «шеломок» — с высоким округлым околышем и верхом в форме седла с немного поднятой передней частью и более высоким задним гребнем. Надевался обычно с налобником — узкой полоской орнаментированной ткани, завязывавшейся вокруг головы, позатыльником — прямоугольным куском ткани на твердой основе, а также платком, сложенным в виде полосы и укладывавшимся по очелью. Концы платка спускались на спину или, перекрещиваясь на затылке, затыкались с боков. Были распространены в Курской губернии, западных уездах Орловской губернии и в русских селах Харьковской губернии.

Традиции ношения




 (553x698, 56Kb)



Николай Иванович Аргунов (1771-после 1829).Портрет неизвестной крестьянки в русском костюме.



Изготавливался на заказ профессиональными мастерицами — «кокошницами», владевшими навыками шитья жемчугом, бисером, золотной нитью и умением обращаться с фабричными тканями. Цена некоторых изделий доходила до 300 руб. ассигнациями, поэтому кокошники тщательно хранили в семье и передавали по наследству.

Обычно кокошник надевали в праздники, в будни ограничиваясь ношением повойника. В отличие от кички и сороки, которые носились только замужними женщинами, кокошник мог носиться в том числе и незамужними (хотя некоторые этнографы оспаривают это утверждение). Кирсанова указывает, что «кокошником» со временем стали называть традиционный головной убор с высоким очельем и покрывалом, даже если его носила незамужняя девица.

Кокошник плотно охватывал голову, закрывая волосы, заплетенные в две косы и уложенные венком или пучком. «В художественном строе русского национального костюма кокошник играл значительную роль, венчая собой монументальные формы праздничного женского костюма, акцентируя лицо, подчеркивая торжественность тех ситуаций, при которых надевали богато украшенные кокошники»

 (452x600, 74Kb)



Неизвестный художник. Портрет неизвестной в русском головном уборе. 1769.



Известен со времен Древней Руси.Хотя точное время его возникновения неизвестно. Уже в погребениях Новгорода, относящихся к X—XII веку встречаются некоторые подобия кокошника: твёрдого головного убора, низко сидящего на лбу и закрывавшего голову полностью до ушей. В Новое время вплоть до 1920-х сохранялся как часть традиционного обрядного убора невесты (девичья прическа торжественно заменялась кокошником или кикой). Жемчужный кокошник молодая надевала на свадьбу после венчания, носила его до появления первого ребенка, а затем — только по праздникам и особо торжественным случаям. Небогатым семьям приходилось заказывать кокошник бисерный, но появиться в таком, скажем, в день свадьбы считалось зазорным и приходилось на время торжества занимать у соседей «жемчужный».

В старину девицы молились о своем замужестве в день Покрова такими словами: «Покров Пресвятая Богородица, покрой мою буйную голову жемчужным кокошничком, золотым подзатыльничком!». В некоторых местностях кокошник носили только новобрачные в течение трех дней после свадьбы — это было характерно для тех местностей, где кокошники уже исчезали, заменяясь простыми платками или же городскими шляпками.

В XIX в. бытовал в купеческой, мещанской и крестьянской среде, а в допетровской Руси — и в боярской. В XIX веке распространился с севера России на юг, вытеснив сороку. В конце XIX века во многих губерниях России кокошники как праздничный головной убор стали исчезать, заменяясь головными уборами другого типа: сборниками, повойниками, наколками и т. д.

При императорском дворе.



Императрица Александра Федоровна в кокошнике (291x400, 31 Kb)

Императрица Александра Федоровна в кокошнике.



Изгнанный из высших слоев общества при Петре Великом, который запретил его носить боярышням указом, кокошник был возвращен в женский придворный костюм Екатериной II, воскресившей моду a la russe в понимании XVIII века и вернувшей его в маскарадный костюм. Наполеоновские войны, вызвавшие всплеск патриотизма, вернули интерес к национальному костюму (ср. возвращение моды на мантилью в Испании). В 1812-14 годах в моду вошли красные и синие русские «сарафаны» с ампирной талией и филигранными пуговицами впереди. Так одевались и русские императрицы.

В 1834 году Николай I издал указ, вводивВВ­ший новое придворное платье, дополненное кокошником. Оно состояло из узкого открытого корсажа с длинными рукавами «а-ля бояр» и длинной юбки с шлейфом. Кокошники в сочетании с придворным декольтированным платьем оставались в гардеробе фрейлин до революции.

Во 2-й пол. ХIХ века взлет стиля историзм вылился, в частности, в коллекционирование русской старины и вызвал всплеск интереса к русскому костюму. В царствование Александра II и Александра III создавалось множество произведений в псевдорусском и неорусском стиле, кроме того, пышные театрализированные постановки на тему русской истории демонстрировали роскошь костюма. Пиком этой моды стал Костюмированный бал 1903 года в Зимнем дворце, гости которого были одеты по моде XVII века, в частности, в «часто утрированные в "оперном" стиле русские кокошники»



Красота из прошлого Руси.



Женский головной убор.Владамирская губерния XVIII в.



Красота из прошлого Руси.



Женский головной убор.Вологодская губерния XVIIIв.



Красота из прошлого Руси.




Женский головной убор.Калужская губерния XVIIIв.



Красота из прошлого Руси.



Женский головной убор.Тверская губерния XVIIIв.



Красота из прошлого Руси.



Женский головной убор.Центральная Россия.XVIII



Красота из прошлого Руси.



Златоглав-женский головной убор.Курская область.XVIIIв.



Красота из прошлого Руси.



Каптур(женский меховой головной убор)Русский Север XVIII



Красота из прошлого Руси.



Кичка и сорока.Тамбовская губерния XIХв



Красота из прошлого Руси.



Кокошник XVIII века.Галич(Костромская губерния)



Красота из прошлого Руси.



Кокошник XVIIIв.Владимирская губерния.



Красота из прошлого Руси.



Повязка-девичий головной убор.Русский Север XVIIIв.



Красота из прошлого Руси.



Сборник-женский головной убор.Московская губерния.XVIIIв.



Красота из прошлого Руси.



Сорока-женский голвной убор.Курская ГубернияXIХв.



Красота из прошлого Руси.



Торопец(Псковская губерния)XVIII



Красота из прошлого Руси.



Кокошник, 2я полов 19в, Олонецкая губ.



Красота из прошлого Руси.



Повойник (женский головной убор) конец 19в, Вологодская губ.



Красота из прошлого Руси.



Кика (женский головной убор), 2я полов 19в, Псковская губ.



Красота из прошлого Руси.



Кокошник, 2я полов 19в, Псковская губ.



Красота из прошлого Руси.



Кокошник, 19в, Олонецкая губ.



Кокошник в живописи .



Красота из прошлого Руси.



Константин Егорович Маковский (1839-1915)Чарка меду. Около 1910





Красота из прошлого Руси.



Михаил Нестеров.



Красота из прошлого Руси.



Константин Егорович Маковский (1839-1915)Чарка меду. 1890-е



Красота из прошлого Руси.Константин Егорович Маковский (1839-1915)Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой в русском костюме. 1900-е



Красота из прошлого Руси.



Константин Егорович Маковский (1839-1915)Боярышня у окна (с прялкой). 1890-е



Красота из прошлого Руси.



Дрождин Петр Семенович.Портрет купчихи в кокошнике



Красота из прошлого Руси.



Николай Неврев. «Василиса Мелентьевна». 1886



Красота из прошлого Руси.



Константин Егорович Маковский (1839-1915)Боярыня у окна. 1885



   Красота из прошлого Руси. 



Михаил Врубель. Царевна-лебедь
gargantya: (Default)
 

Созерцать обнаженные женские ноги для нас, мужчин, занятие хотя и приятное, но привычное. А вот Пушкина такое зрелище, скорее всего, повергло бы в шок.

А ведь обнаженная лодыжка по тем временам – большое достижение. Сейчас нам трудно представить, что почти 20 веков европейской истории женские ноги находились в настоящем заточении. Даже грудь периодически позволялось открывать почти полностью, а вот ножки – ни-ни! Слишком уж настойчиво заставляли они взгляд мужчин подниматься всё выше и выше... Поэтому-то и прятали их от греха подальше.

3419483_gallant_dragoonlarge_1_ (700x466, 289Kb)

 

Зато сами мужчины уже со Средневековья свои ноги и прочие достоинства демонстрировать не стеснялись и вовсю щеголяли в обтягивающих штанах и чулках. Женщинам же приходилось таскать на бедрах огромные, роскошные, но крайне неудобные подолы на металлических обручах. Когда в 1649 году Мария Австрийская выходила замуж за испанского короля Филиппа IV, ей в подарок прислали пару входивших в то время в моду женских чулок. Мажордом тут же приказал отослать этот подарок назад, надменно прибавив: «У королевы Испании нет ног», чем окончательно испугал невесту.

 

Первыми, кто попытался открыто привлечь взгляд к своим ногам, стали красавицы кокетливой эпохи рококо. Подол платья приподнялся, обнажив ступню и щиколотки, а из-под него стала соблазнительно выглядывать белоснежная нижняя юбка. Появилось даже т.н. retrousser – «искусство показа ног». В этом искусстве очень важную роль играли подвязки для чулок. Теперь они поднялись выше колена, и дамы чрезвычайно любили их поправлять – естественно, на виду у кавалеров. Некоторые даже писали на подвязках всяческие девизы, а задачей ухажера было суметь их прочесть.

По канонам красоты женская ступня должна быть аккуратной и маленькой (сказка про «Золушку» – лишнее тому подтверждение).

3419483_0_81850_bf0d2344_XL (700x501, 268Kb)

Разврат «галантного века» в XIX столетии сменился буржуазным пуританством. Ноги снова скрылись за колоколообразными подолами, а для пущего целомудрия дам нарядили в панталоны (до этого времени женщины вообще не носили трусов!). В викторианской Англии доходило до того, что укутывали даже изогнутые ножки стульев, чтобы они, не дай Бог, не вызвали неблагопристойных ассоциаций. Куриные окорока стыдливо называли «темное мясо», а в Германии нижнее белье с чулками и вовсе определяли как «невыражаемые вещи». Купальные костюмы были закрыты от шеи до ступней (в комплект входили даже туфли на высокой шнуровке. Сидеть со скрещенными ногами считалось неприличным (а уж с раздвинутыми ногами тем более!). По этой причине женщинам долгое время не разрешалось играть на виолончели, а на лошади они ездили в специальном дамском седле, свесив ноги на бок.

3419483_07swing (548x700, 361Kb)

Впрочем, это касалось только порядочныхдам. Желающие налюбоваться на женские ножки могли посетить кабаре, где задирали ноги танцовщицы канкана (правда, черные чулки и панталоны до колен были обязательны

3419483_701pxFragonard_modele (700x598, 160Kb)

В ХХ веке в борьбе за свое равноправие женщины постепенно добились и права на обнажение ног. Этому немало способствовало увлечение спортом и танцами. Так благодаря танго появились разрезы на бедрах, а танец чарльстон породил в 1920-х годах одноименные юбки с хитро скроенным неровным подолом: в «спокойном» состоянии они были «пристойной» длины, зато, взлетая в танце, поднимались выше колена. В это же время поэты в своих вожделениях поднимаются уже выше щиколоток и воспевают сочные икры.

3419483_Bushe_Tualet (700x573, 375Kb)

С 1930-х годов начинается мода на длинные стройные ноги, эталоном которых становится знаменитая Марлен Дитрих. Однако, несмотря на игривые картинки 1940-х «пин-ап», где дамы то и дело, как бы невзначай, демонстрировали точеные ножки в чулочках, в обыденной жизни такое кокетство не приветствовалось.

3419483_Jean_Honore_Fragonard_FRJ008 (700x630, 335Kb)

Кардинальная революция пд лозунгом «Свободу ногам!» произошла только в 1964 году благодаря британской модельерше Мэри Квант. Однажды ее приятельница коротко обрезала старую юбку, чтобы та не мешала ей делать домашнюю уборку. Увидев это, Мэри подумала: «А почему бы и нет?», и на свет появилась мини-юбка. Сначала она была просто выше колена, а затем настолько поднялась, что порядочная девушка не могла наклониться, не рискуя открыть свои трусики. Говорят, когда модели Мэри Квант после первого показа вышли в мини на улицу, все машины остановились. Коммерческий успех был настолько велик, что английская королева даже наградила Мэри орденом – «за экономические заслуги».liveinternet.ru/users/igorinna/post237252591/

3419483_mmebouch (700x592, 361Kb)

С тех пор длина юбок то увеличивается, то вновь уменьшается. Однако, несмотря на это, в цене до сих пор остаются длинные стройные ноги («от ушей»), а уход за ними – от эпиляции до борьбы с целлюлитом – превратился в настоящее искусство, о котором женщины даже и не думали всего каких-то сто лет назад.

 
gargantya: (Default)
 

 330 (1)



Из истории костюма известно, что чулки, которые были «прародителями» колготок, когда-то являлись деталью мужского наряда. Но не везде и не всегда. Первые носки, которые смогли обнаружить исследователи, были найдены на мумии родом примерно из 600 года до н.э. и мумия была женской. Так что в Древнем мире носки были женским атрибутом одежды. 
 

st-john-altarpiece-detail-4-left-wing



В Средневековье большая часть мужского населения отдавала предпочтение облегающим штанам, «шоссам», которые были скорее некое подобие чулок.
Тогда мужчины  вовсю носили чулки и носки. Воины, которые стирали ноги во время долгих походов, старались усовершенствовать носки, чтобы уменьшить количество мозолей. Чулки носили даже католические священники.


019

А вот дамам довольно длительный период одевать чулки было запрещено. В историю вошел такой случай: британцы преподнесли королеве Испании прекрасные чулки из шелка. Они передали презент через посла. Но тот вместо благодарности возмутился, заявив, что подарок просто неуместен и что у королевы Испании вообще нет ног. 


1016px-Lodewijk_XIV-Marriage



carlo_crivelli_15_st_roch


А Елизавета I, правившая в Англии, очень полюбила этот предмет гардероба, вернув его женщинам. Именно во время ее жизни неким Уильямом Ли был сконструирован специальный станок, избавивший женщин от складок ткани на коленях и щиколотках. 


The Stocking Darner


В Россию чулки попали с Запада, а название получили восточное - от татарского слова «чолгау», то есть «онучи», «портянки». В XVI веке чулками на Руси называли и мягкую обувь. Чем короче становилось платье, тем, естественно, больше уделялось внимания чулкам. В XX веке во внешнем облике женщины чулки выдвинулись едва ли не на первый план. В XIX веке чулки становятся слабостью деревенских женщин Европейской России. 


9


Модницы натягивали на себя по шесть пар шерстяных чулок, и все для того, чтобы ноги казались толще - так было модно. Для шика их еще собирали на ногах гармошкой. Затем, спустя несколько веков знаменитая Коко Шанель скажет: уж лучше морщины на лице, чем на колготках. Можно сказать, что именно со станка Уильяма в 16 веке было положено начало новой промышленности – чулочной.

11

Настоящей революцией стало изобретение 1939 года. Концерн DuPont разработал новый материал – нейлон! Изготовитель уверял, что он куда элегантней привычного шелка, намного прочнее стали и тоньше самой паутины! И вот тогда действительно начала стремительно развиваться мода на чулки. Историческая дата – 15 мая 1940 года. Это день, когда стартовали официальные продажи нейлоновых чулок. Как вы думаете, сколько было продано? 780000 пар!


13

Во время Второй Мировой войны производство приостанавливается – материал необходим для военных нужд, в том числе для изготовления парашютов. Зато затем, в 50-годы женщин ждет новый сюрприз – чулки становятся бесшовными


427

Нейлон уже создали, но лайкры пока что не было, так что изделия выпускались разных размеров и форм, ведь они не могли, растянувшись, принять форму ноги. Лайкра появится позже, примерно в тоже время, когда Аллан Гант Старший предложит миру первый вариант колготок. В этот период было просто необходимо, чтобы появился этот предмет гардероба, ведь в моду вошли мини-юбки и резинки от чулок стали видны.

625

Популярные в промышленности термин – DEN. Все мы знаем, что чем меньше значение этого показателя, тем тоньше чулки, чем больше цифра – тем теплее и плотнее колготки. Но знаете ли вы как происходят расчеты? DEN – это вес одной нити в 9 км. То есть, если вы берете колготки 20 DEN, знайте, 9 км нити в ней весят 20 грамм. Но это будет совсем другая история про другие времена))


1240308729_32721402_1222328967_1332241820_10c9cdaa97
 

 

 

Метки: история костюмаРедактировать метки

19-11-2013 13:38 (ссылка)  Добавить в избранное  Редактировать  Удалить 

Роскошные гардеробные комнаты звёзд!

Роскошные гардеробные комнаты звёзд! 




Мэрайа Кэри

Дита фон Тиз

Ева Лонгория

Никки Хилтон

Кристина Агилера

Оливия Уайлд

Эшли Тисдейл

Рэйчел Зои

Кейт Босуорт

Оливия Палермо

Пола Абдул

Николь Ричи

сестры Кардашьян

Анна Делло Руссо

Пэрис Хилтон

Водонаева

Рудковская

Собчак

Боня

 

 
gargantya: (Default)
 

платья королев

 Прочла сегодня интересную статью историка и работника музея.

На примере платьев императрицы Елизаветы Баварской (Сиси).



По правилам испанского этикета (который был взят за основу в 16 веке и сохранился в венском дворе вплоть до 19 века) императрица надевала "праздничное" платье не более одного раза.




Сиси не задавала тон в моде в Европе и сама не гонялась за модой, предпочитала количеству качество. Ей посчастливилось иметь одновременно в наличии то, чем в те времена мало какая женщина могла похвастаться: фигуру, красоту, вкус и неограниченные средства.

Оригинал платья с картины Винтерхальтера.


Платья с коронаций, балов стоили целые состояния. Такие платья НЕ СТИРАЛИ (в отличие от повседневных).  Эти творения "от кутюр" состояли из множества разных материалов: тюля, шелка, кружев, органзы, а вшитые нижние юбки из совершенно другого материала. При стирки каждый вид ткани садился или растягивался по-разному, платье неминуемо теряло форму и вид. Поэтому их не стирали и надевали не больше одного раза. Затем их покрывали чехлом и перемещались в гардероб, время от времени камеристки доставали их и чистили. Теперь их можно видеть в музеях разных городов.


"Придворное" платье 1885 года


Сиси одна из первых королев в Европе стала надевать некоторые эксклюзивные туалеты по 2-3 раза, пренебрегая этитетом. В область подмышек вшивались салфетки, впитывающие пот, которые затем менялись.


"Коронационное платье", в котором Сиси короновалась в 1867 году, как королева Венгрии


Знаете, как удалялись пятна с таких платьев? Платье просто распарывали на части и заменяли целую загрязненную часть другим куском такой же ткани.

Последнее "девичье" платье Сиси диаметров почти 2 метра. Его привез ей в подарок отец герцог Максимилиан Баварский с Востока. Это платье с недавнего времени не выставлеяется в музее Хофбурга, потому что появились проблемы с его консервацией.




Ну а обычные будничные платья, конечно, стирались, и пятна могли каким-либо бензином удалять. Их затем жаловали придворным дамам и др.



Платье с бархатными аппликациями.


На данный момент в раздичных музеях сохранилось 11 оригинальных платьев Сиси. Их регулярно проверяют специальные "текстильные" реставраторы, чтобы упаси боже моль не завелась. Предполагается, что в частных коллекциях находится еще больше экспонатов. За одно такое платье коллекционеры платят не менее 50 тысяч евро.

Шлейф свадебного платья
 

Profile

gargantya: (Default)
gargantya

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios